Первое кафе-ресторан в России

История с 1841 года
Часть первая

Часть первая

В апреле 1840 года «записывающийся в Санкт-Петербургское купечество кондитерского цеха мастер» Доминик Риц-а-Порта ходатайствовал о дозволении учредить новый вид трактирного заведения – кафе-ресторан «для удовольствия публики, высшего класса».

«11 апреля 1841 года специальным законом Сенат разрешил открытие первого в России кафе-ресторана
«ДОМИНИК»

Там разрешались горячие блюда, но только «потребные для легких закусок» – пирожки, расстегаи, кулебяки. Ассортимент сладких блюд и прохладительных напитков не уступал кофейным домам. Дозволялось иметь «все выходящие в свет как российские, так и иностранные газеты», бильярд, домино, шахматы, шашки, а также «прислугу в немецком платье».
Первое в стране кафе (впрочем, чаще его именовали все-таки рестораном) получило название «Доминик» – по имени его владельца – и под ним просуществовало вплоть до 1917 года. Основоположник необычного заведения Риц-а-Порта принадлежал к известной во всей Европе плеяде швейцарских кондитеров. Знали их и в Петербурге. Например, в 1842 году из 105 ремесленников этого цеха четверть составляли уроженцы Швейцарии. Риц-а-Порта родился в городке Шульце (по другим данным, родом из Сарна) и по национальности был ретороманцем – представителем маленькой альпийской народности.
Вслед за «Домиником» в городе появились другие, в частности кафе Излера — зятя Д. РиЦ-а-Порты. Он открыл свое заведение в бельэтаже дома Армянской церкви (сейчас Невский, 32). Как несколько витиевато писала в 1847 году «Иллюстрация», кафе Доминика «по помещению, или по каким другим причинам, не совершенно в той степени, не имеет элегантности», присущей Излеру.
И тем не менее, «первенец» надолго пережил массу других «заведений трактирного промысла». Славе «Доминика» помогало прежде всего умение сменявших поколений семьи Риц-а-Порта сохранять за своим кафе специфику, свойственную только ему.

Часть вторая

Часть вторая

К концу XIX века «Доминик» занимал уже большую часть площади помещений первого и подвального этажей дома на Невском. Справа от входа размещалась буфетная с шестью окнами на проспект. На треугольной стойке с большой мраморной доской возвышалась медная водяная баня, работавшая на газе, «для согревания кулебяк, пирожков и до 15 разнообразных блюд» и ледник для холодных закусок. У другой стены находилась ванна, где постоянно охлаждались два бочонка с пивом. Посетителей буфетной кормили за одним большим и семью маленькими столиками с мраморными столешницами. Слева от входа размещалась столовая, выходившая окнами как на Невский, так и на площадь перед церковью Святого Петра. Горел камин. В соседней комнате стучали бильярдные шары, а за ней располагались любители шахмат... Подвальный этаж был отведен для кулинарной и холодной кухонь, пирожного и кондитерского отделений, прачечной, комнаты для прислуги. Штат кафе составлял сорок человек. Официантами служили исключительно татары. Они, кстати, вместе с выходцами из Ярославской губернии, составляли в те годы подавляющее большинство обслуживающего персонала петербургских трактиров и ресторанов.

Часть третья

Часть третья

Его кухня славилась на весь город и пользовалась популярностью у российской интеллигенции, купцов и особо у иностранцев.
Содержатель кафе-ресторана получал доход с полутора тысяч ежедневных посетителей, каждый из которых тратил в среднем по 40 копеек, что составляло 600 рублей ежедневной выручки.

Среди постояльцев-посетителей числились: Ф. М. Достоевский, Д. И. Менделеев, М. Е. Салтыков-Щедрин, А. П. Чехов, М. И. Чигорин, И. Е. Репин. Завсегдатаи называли себя «доминиканцами»

В задней, если считать от Невского, зале собирались любители игр. Здесь практиковали бильярд, домино, шашки и шахматы. Прокат комплекта шашек или шахмат стоил 20 копеек в час. Михаил Чигорин, начавший свою шахматную карьеру именно в «Доминике», писал: «Игрок здесь должен обладать крепкими нервами и крепкой головой... Душная дымная атмосфера, шум игроков других профессий».
Еще красочнее описал «Доминик» Илья Шумов: «До играющих в шахматы здесь долетали бильярдные шары, а беспрерывная стукотня от них и от костей домино казалась беглым огнем дерущихся батальонов».
Будущий гроссмейстер П. Н. Романовский, в начале XX века студент Политехнического института, вспоминал: «Многие студенты очень нуждались и пополняли свой скромный бюджет игрой на ставку в двух шахматных кафе Рейтера и Доминика. У Доминика можно было сидеть до трех часов ночи. Ставка равнялась 20 копейкам и называлась “франком”. Некоторые студенты проводили в кафе целые дни и перебивались шахматными заработками».
После смерти последнего Риц-а-Порта – Дементия Яковлевича – его заведение перешло в 1907 году к акционерному обществу и просуществовало еще десять лет.

 Угощения ресторана

Угощения ресторана

Изначально разрешались горячие блюда, но только «потребные для легких закусок» – пирожки, расстегаи, кулебяки. Но всё менялось.

"На треугольной стойке с большой мраморной доской возвышалась медная водяная баня, работавшая на газе, «для согревания кулебяк, пирожков и до 15 разнообразных блюд» и ледник для холодных закусок. У другой стены находилась ванна, где постоянно охлаждались два бочонка с пивом."

«Горячее – щи, каша. Холодное – студень, заливное. Закуски – рыбные горячие и холодные. Пирог с кислыми, пресными и мясными начинками, кулебяка. Птица жареная. Пирожное в виде сладкого печенья. Варёная или копченая буженина, нашпигованная чесноком. Нежно-солёная благородная рыба или килька копченая, с дымком. Борщи, подаваемые одновременно с хрустящей капусткой, огурчиками и салом, нарезанным с морозца. Солёные грузди в сметане, моченые яблоки. Селёдочка с лучком, и пельмешки с солёным маслицем. А также на выбор – печеный бараний бок, или поросёнок печёный, с гречневой кашей».

Интерьеры ресторана

интерьеры привлекали внимание И. Е. Репина и В. Е. Маковского
Маковский В.Е.
Маковский В.Е.
"У Доминика"
Репин И.Е.
Репин И.Е.
Рисунок "Доминик"

Доминиканцы

Завсегдатаи кафе-ресторана называли себя "Доминиканцами"

Первый ресторан-кафе в России снова открыл свои двери для посетителей !

Последние новости